Дима костин целуй и знакомься

Бажанов Олег Иванович. Герой нашего времени.Ру

Глава 1. На Старом кладбище. Художница. Дамиан любил гулять по кладбищу вечерами. Ни один сквер, парк, роща не могли подарить такую дивную. Покер, Бридж, SMM, крокодил, ёлочка , сокровища пиратов, целуй и знакомься, клондайк, метро, Contract Wars, Копатель. Алексей Костин, Нижний Тагил, Россия. Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы связаться с Алексеем Костиным или найти других Ваших.

Сергей рванулся и побежал. С разбегу влетел в какую-то яму с камышами и водой. Перед ним захлопали крылья, заметались тени. Сергей дико закричал, снова побежал. Падал, вскакивал, проваливаясь в ямы… Он стоял и дрожал от холода и страха.

Плотный мрак окружал, давил. Сергей робко делал шаг, ступал ниже. Еще шаг — еще ниже, еще круче. Он делал шаг в другую сторону, и снова нога уходила куда-то невероятно. Он сел на корточки и завыл. Посреди степи, в забытьи, на корточках сидел Сергей.

Вокруг до горизонта простиралась ровная степь. Сергей огляделся с удивлением. Он долго выбирал направление, пошел наугад прямо и сразу вышел на обрыв.

Развернулся на сто восемьдесят градусов, пошел еще решительнее… Он шел, хромая, морщась от боли, когда босые ноги попадали на камень, на колючку. Штанины его были порваны на коленях, майка вся в грязи. Иногда он отбегал в сторону от маленьких сереньких зверьков.

Вдруг над ним зазвенело, застрекотало… что-то. Вертолеты прошли над ним, поднялись, спокойно развернулись от солнца и вдруг ударили с обоих бортов ракетами в сторону сизо-лиловой гряды холмов. Сергей упал и накрыл голову руками. В воздухе пронзительно и сухо свистело.

Дальше Сергей не мог идти.

Ответы@birdmezcdistpu.tk: Какое слово из восьми букв зашифровано в этой картинке:

Он разорвал рубашку, обмотал ею ноги. Хромая, пошел… Сергей остановился, сел. Плечи его были лиловые от солнца. Он снял брюки, накрыл ими голову и плечи. В голой степи вдруг открылось огромное озеро. Он бросился к воде, тут же провалился в землю по колено. Удивленно оглядываясь, прошел в сторону.

Снова шагнул к воде, провалился еще глубже, рванулся назад, с трудом выполз на твердую сушу. Поглядел на воду с тоской… Он шел к воде мелкими шажками. Вода уже в метре. Как зверь, наклонился, хлебнул что было сил и отпрянул… С шумом выплюнул. Наклонился, поглядел в воду. В глине виднелись белые прожилки. Он протянул руку и набрал со дна пригоршню белой грязи.

Он едва-едва шел вдоль берега. У воды появился камыш. Впереди, метрах в трехстах, из кустов тала шагом выехали двое конных. Бегом, напрямик, бросился к. Те, остановив коней, разглядывали. Пробежав метров сто, Сергей увидел над всадниками облако дыма.

Над ним неприятно засвистело, и только потом он услышал выстрел. Всадники тронули рысью к нему навстречу. Очень быстро, на полусогнутых ногах Сергей понесся назад к камышам.

Он упал в камышах. Всадники галопом прошли мимо. Не выдержав, он бросился в чащу напролом. Картечь секла над ним стебли. Сергей прыгнул, как заяц, в сторону и снова лег. Всадники проскакали как раз перед. Остановились, оглядываясь, тронули. Сергей рванулся из последних сил. Впереди влажно горела вода. Сзади него храпели кони. Он бежал по отмели и прыгал при каждом выстреле. Выплыл в камышах, притаился. Он сидел в камышах по подбородок. Вода коснулась его рта. Он вздрогнул, посмотрел на воду, осторожно глотнул, попробовал, замер удивленный.

Погрузившись по уши, стал жадно пить. Голая степь, нет ей края. Посреди степи неподвижно стоит верблюд. Настороженно оглядываясь, Сергей подошел к верблюду. Тот стоял как вкопанный.

Сергей почмокал губами, протянул руку. Верблюд едва повернул голову и снова замер. Издавая разные дружелюбные звуки, Сергей обошел его вокруг, похлопывая и поглаживая. Взялся за горб, крепче, подпрыгнул, подтянулся, съехал. Верблюд стоял как изваяние. Сергей обошел его с другой стороны. Цепляясь за шерсть, пыхтя, упираясь коленками, снова попытался влезть.

Сергей лез на него сзади. Наконец, помогая себе зубами, он добрался до его спины, радостно выдыхая, уселся между горбами, отер лицо, хлопнул пятками по бокам, нукнул. Он бил его кулаками в горбы, прыгал на нем, стучал ногами, дотянувшись до шеи, щипал за шкуру. Он молча сполз с горбов и пошел прочь.

Вдруг он увидел состав. Платформы, груженные леском, галькой, несколько пустых товарных вагонов, локомотив. Бежать он уже не. От одежды на нем остались какие-то лохмотья, волосы свалялись и выгорели. Рядом с платформами на кучах лежали ломы, лопаты, стоял бульдозер.

Но людей нигде не. Состав вдруг дернулся и медленно начал набирать скорость. Сергей, захрипев, бросился к товарному вагону, повис на нём. Наконец Сергей втянул себя в вагон, лег ничком на пол со следами сена и помета. Поезд шел быстро, как курьерский. Притормаживая, состав проходил мимо маленького степного поселка.

Они бежали за вагоном, в котором он сидел, свесив ноги, махали связками рыбы и кричали, предлагая меняться: Дерево… Сергей радостно улыбался им и ласково кивал. Поезд не остановился и снова набрал скорость. Теперь вдоль путей шли дома. Люди, машины… Показался маленький вокзал, перрон, на котором торговали пирожками. Сергей встал, приготовившись сойти, ждал, когда он остановится.

Но поезд вдруг дернулся и стал набирать скорость. Он орал долго, надсадно. Сразу за городком началась пустыня. Состав шел, как курьерский поезд. Сергей сидел у проема вагона и, обливаясь потом, глядел на пылающие жаром барханы. Сергей, забившись в угол вагона, дрожал от холода, стараясь прикрыть свое голое тело лохмотьями… День. Сергей лежал, раскинувшись, опухший от жары.

Сергей подполз к выходу, выглянул. Кругом ни строений, ни людей. Сергей слез, пошел вдоль состава, стуча в вагоны. В голове состава под парами работал локомотив. Обжигаясь, Сергей забрался по горячей лестнице вверх. Внутри никого не. Сергей спустился с другой стороны. В километре от пути, в степи, он увидел столб дыма. Вокруг костра стояли машины. Кто-то с рыжим лицом встал у костра, поглядел на Сергея из-под руки.

Костер быстро залили водой. Сергей шлялся у кострища, всхлипывая, подбирал какие-то корки, шкурки и жрал. Ему попались рваные башмаки. Он сел и с радостью натянул их на свои опухшие изувеченные ноги.

Он сидел в локомотиве на месте машиниста и ждал людей. В кабине он нашел маленький окурок и спички. Долго чиркал, осторожно прикуривая. С удовольствием затянулся, но тут же плюнул, дуя обожженными губами. Он стал нажимать и дергать разные кнопки и ручки, нашел случайно гудок.

Сначала испугался от рева. Зло хохоча, он через каждые пять секунд давал гудок и, как машинист, высовывался из окошка, оглядываясь по сторонам. Снова гудел и глядел вдоль состава, ожидая увидеть сбегающихся людей. И тут внизу, у колес, увидел вдруг мальчика. Сергей отпустил гудок, отпрянул внутрь и притаился, зажав в руке какую-то железку. Мальчик, бритый наголо, с круглым казахским лицом, смотрел вверх на Сергея без всякого выражения.

Мальчик отошел от локомотива, сел на песок. Сергей быстро спустился вниз, шагнул к. Мальчик встал, и отошел подальше. Сергей кинулся к нему, расставив руки, но мальчик увернулся. Сергей поднялся с песка, бросился за. Мальчик нырнул под вагоны. Сергей за ним, ударился.

С той стороны мальчик снова нырнул под колеса. Сергей прыгнул, но не успел. Он уже выбился из сил. Он сидел на песке рядом с локомотивом, мокрый от пота, с пеной на губах и жадно ловил воздух. Мальчик вышел из-за локомотива, обошел его по дуге, тоже сел на песок в десяти шагах перед Сергеем, достал окурок, спички, закурил.

В обе стороны тянулась одна колея железной дороги, прямая как струна. По шпалам медленно брел Сергей. За ним — шагах в девяти — мальчик. Белая пустыня вокруг… Сергей, умирая от зноя, сел передохнуть на насыпь. Снова в десяти шагах от него, в такой же позе сел мальчик, достал окурок, закурил.

Сергей с завистью глядел на. Медленно протянул руку с открытой ладонью. Мальчик глядел не мигая. Сергей снова сел, вытянул устало ноги.

И мальчик сел, продолжая курить. Они сидели в десяти шагах друг от друга, крутом пустыня, и только рельсы из края в край… Вдруг раздался гудок. Сергей заволновался, встал, вытянул обе руки, даже чуть подпрыгнул. Мальчик отошел с насыпи. Сергей закричал, замахал руками. Перед самым локомотивом он отскочил, упал на песок.

Среди ящиков сидел совершенно голый, совершенно заросший волосами экспедитор-армянин и что-то жевал. Сергей встал, побрел по шпалам. Впереди, у железной дороги, открылся маленький поселок.

Сергей пошел быстрее, оглянулся. Они встретились в коридоре. И она вся светилась радостью. И тут Иванов обратил внимание, что в коридоре они не одни: Сашка Кислов барином восседал за своим столом. Они по-дружески пожали друг другу руки и завели разговор, во время которого Лена, за спиной начальника, игриво помахала Иванову пальцами и вышла в аппаратную, оставив мужчин вдвоём.

Как здоровье, как семья? Так что можно сегодня организовать "банкетик" у. Говорят, что эта война надолго. Только о тебе три месяца все разговоры.

Иванов почувствовал, будто кто-то ударил его в грудь очень больно. Не глядя в глаза Кислову он произнёс: Но как-нибудь в другой. Война эта, похоже, действительно скоро не закончится. В этом ты прав, Саня. За приглашение, конечно, спасибо! Жаль, что остаться не могу. Ты мне, лучше, метеобюллетенчик сообрази. Только по прошествии времени он понял, что просто струсил, побоялся тогда влюбиться в Лену.

Заняв Саню Кислова оформлением бумаг, Иванов, немного помедлив у двери, зашёл в аппаратную и плотно прикрыл дверь за. И тут Лена, как ребёнок, бросилась к Иванову, обхватила руками шею, прижалась и, глядя пытливо снизу вверх, прошептала: Ты меня не забыл?

Они слились в поцелуе.

Мария Речнова(Акимова)

Обняв девушку за талию, он оторвал её от пола, легко перехватив, поднял на руки и, опустившись на стул, посадил к себе на колени. Она доверчиво прижалась и замерла. Некоторое время они молчали. Иванов ласково гладил её густые пышные волосы. Она нарушила молчание первая: Вопрос задали её губы, но глаза спрашивали: Лена поднялась, отошла и остановилась у окна: Она стояла, застыв в одной позе, и смотрела, не мигая, в точку на стекле.

Иванов чувствовал себя виноватым. Я же ничего не смогу тебе дать в жизни. Ничего не могу даже обещать. Я не нужен. Со мной ты будешь несчастна. Она плакала тихо, почти не слышно. Лишь в такт редким всхлипываниям вздрагивали и поднимались её плечи. Ему так хотелось обнять. Но она только плакала. Взлетели точно по полосе, не нарушая инструкций. Иванов чувствовал, что больше уже никогда не вернётся.

Но также он знал, что хрупкий силуэт маленькой девушки в далёком окне будет сопровождать его всю оставшуюся жизнь. И в тот последний раз он видел её. Или это ему показалось?. Кавказ В районе Ставрополя по маршруту появилась редкая облачность. И чем ближе вертолёты подходили к горам, тем ниже и плотнее она становилась. У Иванова за спиной остались Афганистан, Камчатка и Дальний Восток, поэтому он чувствовал себя уверенно.

Но за своего ведомого поручиться не. Известие о командировке в Чечню Ильяс воспринял спокойно. Значит, многовековая Россия, объединившая столько народов и наций, и впредь будет оставаться единым и сильным государством. В экипаж Иванова по боевому расчету борттехником назначили хохла. Маленький, толстый, хозяйственный и жадный. Он любил сало и всегда хвалил Украину, откуда был родом. Но его "вылизанный" вертолёт всегда блестел чистотой, поэтому Иван был у командования на хорошем счету.

Целуй и Знакомься - ТРЕТЬЯ МИРОВАЯ ВОЙНА Banti мамаеб узбекский

Мельничук пытался "откосить", придумывая себе разные болезни, но не вышло. До назначения в экипаж к Иванову он числился в другом звене. Когда Иванов услышал в приказе о назначении Мельничука на период командировки к нему, то с усмешкой подумал: Хотя Иван по возрасту был на два года старше, Иванов не испытывал к новому борттехнику большого уважения.

Почувствовав в Иванове начальника, Мельничук изо всех сил старался показать, что лучшего подчинённого тому не найти. Чем ближе пара вертолётов подходила к конечному пункту маршрута, тем ниже облака прижимали её к земле.

На Моздок выскочили на высоте пятидесяти метров над рельефом местности. Иванов уже знал этот аэродром, поэтому на посадку пошли "с прямой". После посадки, представившись командованию полковой вертолётной эскадрильи и сдав документы, вновь прибывшие направились на инструктаж к начальнику штаба и "особисту". Разместили оба экипажа вместе с двумя другими, прилетевшими в качестве пассажиров с парой Иванова, в одной из школ Моздока, недалеко от аэродрома.

У детей начались летние каникулы. Четыре экипажа Иванова разместили в бывшем классе истории, на третьем этаже, вместо парт в котором стояло двенадцать железных кроватей, накрытых старыми солдатскими одеялами.

Из-под этих одеял подушки и матрасы, набитые влажной соломой, источали запах сеновала и старого бабушкиного сундука. Постельное бельё непонятного бледно-серого цвета имело такой заношенный вид, что штурман звена печально пошутил: На что Иванов ответил: Но и это только начало.

Иванов, как командир, понимал, что отдыхать по-человечески после полётов его экипажам тут не придётся, что и подтвердилось в скором времени. А чтобы после полётов восстановить растраченную нервную энергию, необходим спокойный восьмичасовой сон. А о каком отдыхе могла идти речь, когда кто-то уходил на полёты, а кто-то возвращался, кто-то играл в карты, а кто-то хотел выпить и поговорить.

Дисциплина в полку "хромала", если не сказать "отсутствовала", как и во всей разваливающейся Российской армии. Даже не имея соответствующей подготовки и натренированности. Начав летать на задания, Иванов быстро втянулся в ритм боевой жизни полка и перестал замечать такие мелочи, как плохое питание и нестиранное бельё.

Чаще всего звену Иванова приходилось летать челночными рейсами между Моздоком и "Северным" или "Ханкалой": Всю лётную смену пилоты работали как будто в автоматическом режиме: Только в конце дня лётчики чувствовали неимоверную усталость, не только физическую: И чтобы хоть как-то снять этот стресс, необходимо было выпить.

Выпить так, чтобы забыться! А утром -- снова в полёт. Повозили мертвых ребят недельку-другую, и уже в вертолёте стоит тяжёлый, ничем не выветриваемый трупный запах. Никакие обработки вертолётов не спасали от этого жуткого запаха смерти. Трудно нормальному человеку выдержать такое! Через пару недель парни из звена Иванова осунулись, улыбки стали редкими, шутки злыми.

В полёт идут, как на каторгу. Иван, всегда аккуратный, мог забыть побриться. Вечерами, после полётов Иван стал сильно напиваться. Однажды после ужина в общежитии к лежащему на кровати с книгой Иванову подошёл пьяный Мельничук.

Посверлив командира долгим отсутствующим взглядом, Мельничук задал вопрос: Для Иванова этот вопрос являлся больным, поэтому он бросил сухо: Но борттехник не отставал: И я тебе верю Иванов, отложив книгу, посмотрел на Мельничука: Мы с тобой, Ваня, исполняем Присягу, данную Родине.

Тебя удовлетворяет такой ответ? Только я всё равно ничего не понял А чем мог Иванов подбодрить себя и остальных ребят? Осознавая методы ведения этой войны и не понимая целей главного командования, офицеры переставали понимать, за что должны рисковать своими жизнями. Действительно, как могла большая и всё ещё сильная страна допустить такие огромные потери своих солдат? И что Иванов, как командир, мог сказать экипажам перед очередным вылетом, кроме обычного: Ведь каждый понимал, что его жизнь здесь ничего не стоит.

Экипажу Иванова приходилось выполнять полёты на патрулирование дорог, ведущих в горы. Боевики, оттеснённые к горам, могли получать подкрепление и боеприпасы, доставляемые только автотранспортом. Экипажам вертолётов ставилась задача на обнаружение такого транспорта. Если это была одиночная машина, её захватывали или уничтожали.

Одну такую, идущую в горы колонну на глазах Иванова снайперски разнесла пара "Су", превратив пять груженных "Уралов" в пять дымных факелов. В одном из таких полётов на патрулирование Иванов заметил далеко в стороне от основных дорог поднимающийся пыльный след, который длинным хвостом тянулся за идущей на большой скорости автомашиной. Когда Иванов развернул нос вертолёта по направлению к замеченному следу, автомобиль скрылся за складками пересечённой местности и, вероятно, остановился, потому что пыльный хвост резко оборвался и стал оседать.

Позвав в кабину пилотов старшего группы десантников, Иванов указал пальцем: Тот понимающе кивнул и пошёл в грузовую кабину готовить десантников, а Иванов выдерживал курс в заданном направлении. Через три минуты полёта вертолёт прошёл точно над стоявшим в небольшой балке грузовым автомобилем, успев рассмотреть крытый тентом ЗИЛ зелёного цвета.

Подгашивая скорость, Иванов ввёл вертолёт в левый вираж со снижением, рассчитывая приземлиться метрах в трёхстах от не подающей признаков жизни машины. Чувства доверия этот ЗИЛ не вызывал, и желания поймать пулю в кабину или двигатель Иванов не испытывал. Хотя на такие задания лётчики и надевали тяжёлые бронежилеты, но Иванов сам не раз наблюдал, как пуля, выпущенная из автомата Калашникова со ста метров, пробивает такой бронежилет насквозь.

А вертолёт, сидящий на земле, представляет собой хорошую мишень для любого вида оружия. Поэтому Иванов решил держаться от подозрительного автомобиля подальше. Но коснуться колёсами земли вертолёт не успел: На что могли рассчитывать находящиеся в машине люди?

Одна такая ракета в секунду превращает грузовой автомобиль в кусок покорёженного металла. Затем подал команду экипажу: Борттехник с охотничьим азартом взвёл затвор пулемёта. Начиная погоню за автомобилем, Иванов плавно, но энергично перевёл винтокрылую машину в разгон скорости с небольшим набором высоты. Вертолёт, опустив нос, хищной птицей шел низко над землёй, настигая свою жертву.

Ловя убегающий "ЗИЛ" в прицел пулемёта, подал голос борттехник: Его тоже стал охватывать азарт погони, но в автомобиле находились люди, и Иванов хотел дать им шанс на жизнь. Сквозь гул двигателей тупо застучал носовой пулемёт, и плотная очередь легла далеко впереди машины. Но вместо того, чтобы остановиться, "ЗИЛ" попытался уйти вправо.

Машина мчалась на большой скорости, но дистанция до неё быстро сокращалась, и, когда оставалось уже метров триста, чтобы не проскочить, Иванов стал уменьшать скорость вертолёта с небольшим увеличением высоты. Иванов не успел ответить, -- у заднего борта "ЗИЛа" из-за тента появился человек с автоматом. Повинуясь чувству самосохранения, Иванов тут же дал максимальную мощность двигателям и энергично бросил вертолёт в левый боевой разворот. Перегрузка вдавила в кресло, а экипаж с замиранием сердца ожидал услышать знакомый звук ударов пуль в обшивку вертолёта.

Как правило, пули прошивают грузовую кабину насквозь, не причиняя большого вреда силовой установке и управлению. Но сегодня на борту размещались десантники. То ли стрелок промахнулся, то ли не стал стрелять, но звука попаданий пуль никто не услышал. Описав виток восходящей спирали, Иванов уже на высоте вывел боевую машину на линию открытия огня. Автомобиль мчался вперед, не снижая скорости.

Человек с автоматом у заднего борта всё ещё стрелял по вертолёту. Но вести прицельный огонь ему мешало неровное движение машины. Снова тупо застучал пулемёт, и симметричные фонтаны земли поднялись точно по курсу мчавшегося автомобиля, бегущей пунктирной строкой приблизились и перескочили через. Фигура человека скрылась за брезентом в кузове. Последовавшая сразу же за первой вторая очередь легла за грузовиком, догнала его и снова прошла по машине, отрывая от неё куски железа и дерева.

Грузовик стал резко уходить вправо, накренился на левую сторону и перевернулся, подняв огромное облако пыли. Вертолёт буквально через пару секунд проскочил над ним на высоте пятидесяти метров, и экипаж не успел ничего рассмотреть.

Когда развернулись, Иванов, сбрасывая скорость, решил заходить на посадку и приказал Мельничуку держать перевёрнутый "ЗИЛ" в прицеле и открывать огонь, в случае чего, без команды. Иван, казалось, прирос к пулемёту, направив ствол на цель. Поднятая падением "ЗИЛа" пыль почти осела, и автомобиль хорошо просматривался: Соблюдая осторожность, Иванов посадил вертолёт метрах в ста.

Он ещё не успел коснуться колёсами земли, как десантники начали выпрыгивать и, растягиваясь в цепь, короткими перебежками пошли к лежащему грузовику. Вместе с экипажем Иванов наблюдал из кабины, как солдаты дошли до "ЗИЛа", стянули порванный тент, осмотрели всё.

Картина была довольно ясной, хотя звука выстрелов в работающем вертолёте экипаж не слышал. Иванов увидел, как что-то тёмное выползло из кузова, проползло несколько метров и замерло. Один из спецназовцев подошёл и выстрелил в это тёмное пятно. Затем подошёл второй, и они вдвоём за ноги затащили тело обратно в кузов. Весь полёт Ваня сиял как начищенный сапог. Иван заслуживал похвалы, и после полёта, как командир звена, Иванов объявил ему благодарность. Но если бы Мельничук видел своими глазами результаты этой стрельбы, то, пожалуй, не радовался бы.

Вечером Иван решил "отметить" своё боевое крещение. Пили за здоровье, за удачу в бою. Капитан Ващенка рассказал сегодняшнюю историю, соседи поведали истории куда более "круче". За столом все сошлись во мнении, что чеченцев можно было бы уважать как бойцов, если бы не их звериная жестокость.

Не однажды пилотам приходилось видеть обезглавленные и обезображенные трупы русских солдат, слышать, как над попавшими в плен солдатами издеваются, насилуют, кастрируют даже перед смертью. Каждый из пилотов понимал, что, попади он в руки боевиков, просто умереть ему там не дадут. Чеченцы проклинали и боялись лётчиков, потому что наибольшие потери несли от авиации.

Иванов для себя давно решил: Так делали многие лётчики. Ещё у большей части пилотов появились нательные крестики. Авиаторы, вообще, народ суеверный, и у них много своих разнообразных примет, но выражение "под Богом ходим" напрямую относится к профессии лётчика как ни к какой. А среди прошедших через мясорубку войны, как правило, неверующих.

Цель операции держалась в секрете, и лётчики узнали о ней только в день вылета. Пара Иванова, как уже ходившая однажды в этот район, придавалась отряду вертолётов "Ми-8" авиации МВД, усиленному шестью экипажами вертолётов огневой поддержки "Ми", для выполнения операции по эвакуации отряда спецназа МВД, заброшенного в тыл юго-восточной группировки войск сепаратистов.

Задачу на вылет вместе с командирами эскадрилий и командиром полка ставил полковник внутренних войск. Всего в смешанном отряде насчитывалось восемь транспортных "Ми-8" в сопровождении шести вертолётов-штурмовиков "Ми".

Видимо, в районе цели ожидалось сильное противодействие, или же отряд спецназа выполнял очень важное задание, если за ним посылались такие силы. Каждый экипаж хорошо знал свою задачу. Район цели лётчиками и штурманами был изучен досконально. Вёл отряд командир эскадрильи МВД. Пара Иванова с десантом на борту возглавляла группу, а вертолёты огневой поддержки тремя парами шли позади и выше основной группы, выполняя задачу прикрытия.

Предстоящее задание вопросов не вызывало. Иванов уже собирал планшет с картой, когда услышал обращённый к нему возглас командира эскадрильи: Иванов помнил этот вылет. Из Москвы прислали не только инструкторов, но и обслуживающий персонал, владеющий английским и немецким языками. Это говорило о значимости операции, в которой предполагалось задействовать прибывающих офицеров.

Но смущали приведенные в телефонограмме фамилии офицеров - Абрикосова Л. Посторонний человек может подумать, что фамилии женские. Я тоже обратил на это внимание, но уже давно ничему не удивляюсь, - широко зевая, философски заметил дежурный офицер. Мечтаю кинуть кости на кровать и сделать стойку на ушах минут на шестьсот.

Правда, сменщик звонил, просил ещё часик подежурить. У него на кухне потоп, кран сорвало. Евсеев приехал на аэродром за пятнадцать минут до назначенного времени и узнал, что транспортник из Сибири только что приземлился. Он подогнал машину ближе к самолёту и изумился: Вместе с ними из самолета вышел экипаж, который должен последним покидать борт, поэтому Евсеев, подойдя к девушкам, недоуменно спросил: Стало ясно, что произошла какая-то накладка, как это иногда бывает.

Эти девицы не могут быть офицерами спецназа и он деловито поинтересовался: Удостоверения личности у вас есть? Девушки предъявили свои офицерские удостоверения, и он убедился, что они именно те, кого ему поручено встретить. Однако против этого факта протестовал весь его опыт - не могли из-за них прислать обслугу, говорящую на иностранных языках!

Не могли опытные инструкторы из Управления приехать сюда специально для занятий с ними! Он понимал комизм дурацкой ситуации, но разобраться в ней здесь и сейчас всё равно не сможет и придется везти их на базу. Девчонка по фамилии Абрикосова стояла со томным скучающим видом, а другая, по фамилии Виноградова, улыбаясь, беззастенчиво его разглядывала. Шатенка удивленно вскинула на него глаза: А в штатском вас совершенно не узнать!

Блондинка бросила руку к голове, но, как бы вспомнив, что без головного убора, ойкнула и, с наигранным испугом опустила её.

В этом присутствовал налет клоунства и Евсеев, резко повернувшись на каблуках, зашагал к машине, играя желваками. Клацанье каблучков за спиной его бесило, хотя он отнюдь не был противником женщин в армии.

Как-то, будучи по случаю в Татарстане, видел в старой Елабуге памятник прототипу главной героини "Гусарской баллады", легендарной женщине-кавалеристке Дуровой, участнице войны с Наполеоном.

Такие только и умеют, что пить "Мартини" с апельсиновым соком на великосветских тусовках и молоть какую-то чушь, выискивая себе богатеньких женишков.

В небольшом салоне уазика, нагретом на неярком осеннем солнце, слышался тонкий запах французских духов, что усиливало нелепость ситуации. Кто мог присвоить им офицерские звания?

Им брошки носить, а не погоны! Сейчас даже в московском метро продаются любые дипломы, но чтобы продавать офицерские звания -- о таком он ещё не слышал! Притом так сильно, что льды в Антарктиде скоро расплавятся и уровень океана резко повысится. Я тоже где-то читала, что половину Америки затопит, начиная с Нью-Йорка. Причем непосредственно с Брайтон-Бич! Поэтому ООН планирует переехать в Москву и сейчас подыскивает площадку для строительства своего здания. И говорят, что даже планируют из-за этого снести ГУМ.

Не знаете, правда ли это, товарищ подполковник? Товарищ подполковник, а я так считаю: Прутся в Москву все, кто не попадя! Выслушивать бред, который несли эти дуры, было выше его сил, но доставить их на базу всё равно необходимо, а там уже можно будет разобраться в нелепой ситуации. К входу в коттедж он подъехал вплотную, чтобы никто не видел, кого он привез, и пошел к себе в кабинет звонить в Москву. К его удивлению, телефон сразу же переключили на генерала Овсянникова.

Всё в полном порядке. Они уже на базе, располагаются в отведенных им помещениях. Задание у них будет очень ответственное и опасное, поэтому обеспечьте им хороший психологический климат и душевное спокойствие. Либо он стал идиотом, либо мир сошел с ума! Какое ответственное задание можно поручить этим двум молоденьким дурам?

Его жена таких девчонок называет дуркецелами, и это как нельзя лучше характеризует прилетевших "офицерок". Просто дуркецелы и ничего больше! Кто вообще их взял в армию? Да ещё нацепил на них погоны старших лейтенантов! Погоны и они - это так же нелепо, как мартышка и очки!

В армии сейчас такой же бардак, как и в стране в целом! Рушатся все понятия о здравом смысле, все привычные норма. Офицеры спецназа с накрашенными губами, с подведенными ресницами и на каблуках-шпильках!

Он тихо выматерился про себя и пошел в коттедж, выяснять, как девицы устроились. Каждой из них предоставили по комнате с видеодвойкой, большим набором кассет с записями иностранных новостных каналов, и различной информацией по Чечне.

Предполагалось их полное погружение в назначенный каждой из них язык и персонал тоже должен общаться с одной из них только на английском, а с другой - только на немецком. В году на факультете впервые приступила к учебе первая группа по подготовке офицеров спецназа, и Евсеев гордился, что в её составе закончил академию. К сожалению, многие однокурсники уже обогнали его в звании, и он объяснял это наличием у них связей. Он же поступил в Академию, и закончил её с помощью мозоля на заднице, потому что откуда у парня из рязанской деревни связи?

Задание руководства ГРУ говорило о доверии к. И то, что генерал Овсянников лично с ним переговорил, дорогого стоит. Значит, знает его, Евсеева, несмотря на то, что сам совсем недавно переведен в Управление с Северного флота и вряд ли успел познакомиться с делами всех старших офицеров. А что касается девчонок, так может быть плюнуть на их вид? Ему с ними детей не крестить. Через три недели проводит их и забудет.

С такими мыслями подполковник Евсеев вошел в коттедж с намерением постараться сдерживать себя и установить рабочие отношения с девицами, о которых так беспокоятся генералы из Управления. Ich verstehe russisch nicht! Потом задумалась на мгновение, наморщив лоб и закусив губу, и, как бы догадавшись, спросила на английском: Евсеев почувствовал, как багровеет, и, резко повернувшись, вышел из коттеджа.

Он бы им показал, где раки зимуют, но они не в его подчинении, поэтому и позволяют себе такой выпендрёж! Подполковник шел к центральному зданию в свой кабинет, тихо матерясь и не ответив на приветствие какого-то курсанта, проходившего в бригаде практику. Но на подходе к зданию, его осенила блестящая мысль - поручить заняться их благоустройством Никитичу. Валентин Никитич Зотов был живой легендой спецназа и начинал служить, когда весь Чучковский гарнизон состоял из двух домов да двух казарм.

Пусть попробуют только поприкалываться над Никитичем! Уж он тогда, как арбитр, разберется с ними по полной программе! Лишь бы Никитич не отказался! А то увидит, с кем придётся иметь дело, и может запросто отказаться.

И не заставишь его, потому это не относится к его прямым служебным обязанностям. К удивлению Евсеева, Никитич не только не отказался, а даже проявил любопытство к прибывшим девицам. В этот день подполковник не мог долго задерживаться, так как надо было заехать за женой в гарнизонный детсад "Парашютик", где та работала врачом, и отвести её к портнихе. А утром с удивлением узнал, что Никитич до позднего вечера гонял у девчонок чаи и травил байки из истории бригады.

Конечно это явное нарушение инструкции: Но факт налицо - согласно вахтенному журналу Никитич ушел из части в 22 часа 15 минут. На следующий день Никитич принёс девицам яблоки из собственного сада и пирожки с вишнями, испеченные его женой.

В принципе такое положение Евсеева устраивало, хотя понять отношения Никитича с девицами невозможно. Но если тот обеспечивает им хороший психологический климат и душевное спокойствие, как того требует генерал Овсянников, то пусть таскает яблоки и пироги, ему, Евсееву, это только на руку.

Между тем, Ларисе и Лене Никитич понравился с первого взгляда. Простой и улыбчивый, он напоминал им Дробычева, прапорщика из поселка Спутник, где располагалась база бригады морской пехоты Северного Флота. Тот Петрович, этот Никитич, и они даже чем-то неуловимо похожи друг на друга. На небольшой кухоньке, где они сидели вечером, Никитич рассказывал им историю й бригады и о том, как в январе года он, молодой солдат, начал службу в только что сформированной бригаде специального назначения.

Вот такая фамилия, как гора в Болгарии. Девушки кивнули, и Никитич продолжил рассказывать обстоятельно, смакуя подробности, как это и принято у деревенских мужиков. Называлась операция "Дунай" и там впервые был задействован спецназ.

Это было го августа. В 23 часа наш транспортный самолет, в котором мы находились, сообщил о неисправности двигателя, и ему предоставили аэродром под Прагой. Самолет приземлился и ещё не успел остановиться, а мы уже выпрыгнули из самолета и бегом к контрольной вышке. Растерянные чехи не оказали никакого сопротивления. Мы сразу же взяли под контроль летное поле и здание аэропорта, и удерживали до прибытия Витебской воздушно-десантной дивизии. Вот так то, девчонки.

Это уже третья чашка чая, девчонки. А запомнить не сможем, так как память-то у нас девичья, - сказала Лена, и Никитич рассмеялся. Общаться с этими девушками легко и просто, и он с удовольствием коротал у них в гостях вечер.

Телевизор с бесконечными дебатами депутатов, крутыми ковбойскими вестернами и боевиками с автомобильными погонями ему надоел, как горькая редька. А здесь внимательно слушали его истории, и было видно, что девушкам действительно интересно всё, что он рассказывает.

А когда вернулся, то узнал, что мой друг погиб в Камбодже. Ещё в мае погиб, но где погиб и почему, в похоронной не написали. Это я потом уже узнал по своим каналам. Мне её рассказали под большим секретом, но уже столько лет прошло Да и девчата вы свои, поэтому, пожалуй. Только разные источники по-разному толкуют эту историю, поэтому за достоверность не ручаюсь. Но то, что мой друг детства погиб имеено в Камбодже, это достоверно.

Book: Праздник саранчи

В мае го года спецгруппа из 9 бойцов совершила налет на базу американских вертолетов "Летающий Джо". Любят они давать красивые названия. А у нас всё по номерам, как на складе. Так вот этот секретный лагерь располагался в Камбодже, в 30 километрах от границы с Северным Вьетнамом, куда из лагеря забрасывали американские разведывательно-диверсионные группы. И там находились, в числе разной авиационной техники, четыре машины огневой поддержки "Кобра".

В то время это считался самый современный многоцелевой ударный вертолет. Говорят, что целью операции были установленные на вертолетах системы наведения новейших по тем временам управляемых реактивных снарядов. Налет занял не более 25 минут, одна "Кобра" была угнана в Северный Вьетнам, все остальные вертолеты либо уничтожены, либо серьезно повреждены.

Американцы потеряли убитыми и ранеными не менее 15 человек, а наши потери составили три человека убитыми. Думаю, подгруппа прикрытия с пулеметом и снайпером должна состоять из человек пяти как минимум.

Да связь должны рубить человека три, не меньше. Самое минимальное это бойцов.