Игра знакомься ебись женсь заводи детей

Сборник интересных рассказов - Page 5 - Изба - читальня - Усадьба Урсы

МАМКА ЗАСТАВИЛА БАТЮ РАССКАЗАТЬ ОТКУДА БЕРУТСЯ ДЕТИ Показать полностью НА МЕСТНЫЙ НЕФТЕГАЗОВЫЙ ЗАВОД РАБОТАЕШЬ ПО. Роману показалось, что он что-то выиграл в этой тонкой игре, но уверенности у него знал, что никого на море не будет – детей увезли в стереокино, другие вожатые ходили на Я женюсь, и ко мне переходит весь бизнес. Знакомься – Альфа Ромео. Эта – , младшенькая, эта – – серьезная. Они жуют, орут на детей и мужей, хохочут, визжат. А Челябинский завод только на его заказах и выжил. Это дьявольская игра. Не зря Разводись и ебись на здоровье! Проходи, знакомься. точно любовь, а если что – всегда под нос сунуть можно – вот, писал мол «женюсь».

Ведь все особи женского пола находятся в лагере противников. И в этом их преимущество. За годы войны они успели изобрести специальный скафандр, который защищает их от жара ваших орудий. Как раз один из таких скафандров сейчас напялил ты и отправился к какому-то объекту напару с одним из Альф. Уже на подходе к объекту ты стал смутно что-то вспоминать.

Ха, да это же школа, в которой ты учился! Точно, картинка детства перед глазами. Это точно она, твоя школа. Так, не надо отвлекаться. Твой напарник идёт прямо к.

Что тут может быть. Всё обшарпанное, старое, заброшенное, но, тем не менее, узнаваемое. Вы идёте по коридору. Я там с первого класса был, знал как с кем обращаться. А мы были знакомы и до. Когда совсем не с кем было поболтать, приходилось с. Какую-то херню ему порол, а он всё за чистую монету. Я потом рассказал всем, подготовил всех, так сказать, к его приходу. Я тогда успел переодеться, а этот дебилоид всё свои отвратные колготки пытался с себя стащить. Я к нему подбежал и стянул с него трусы.

Мы потом ещё с парнями подкалывали его, типа не девочка ли он случайно, а то письку вообще никто не. А не рановато ли? Помню тогда с Катькой мутили. Прикольная девчонка была, хотя вроде и ничего особенного. А ты, по Их мнению, ценный кадр, — незнакомец протянул мне пару листов бумаги. И подкрепляют это такими вот интимными моментами. В этом мире такие как я отслеживают случаи, подобные твоему и реагируют.

Хотят—то многих, но случаи, подобные твоему относительно редки. Что конкретно вы предлагаете? Суть предложения свелась к следующему. Я бросаю все дела, в течение двух суток пакую манатки и отбываю в сторону северной столицы. Там по указанному в инструкции адресу мне обеспечивают переход в новый мир.

А то я не понимаю, что. Тут, что совой об пень, что пнем по сове, сова в терпилах при любом раскладе. Без детей я бы сорвался в бега — в Белоруссию, на Украину или в Прибалтику. Но если бы у бабушки рос… борода, конечно же, а не то, что вы подумалиона была бы дедушкой. Здесь примерно две трети стоимости твоей каморки, — шутник блин.

Официальный брак вы оформили после покупки тобой квартиры. Так что, тут особых проблем не. Продать квартиру за два дня у тебя не получится. Попытка будет стоить времени. А в твоем случае, время дороже зелёной бумаги или презренного металла, — и не поспоришь время явно дороже, а квартиру спихнуть не быстрое занятие. Навар с хаты более чем на бонус пусть и хороший не тянет.

В том, что иных вариантов у меня нет, незнакомец не сомневается ни на йоту. Вариантов у меня действительно не богато. Через пять дней она саморазложится, так что бежать с ней в инстанции смысла нет, — незнакомец протягивает ещё один лист бумаги. Ты умный парень и должен понимать, что без ведома государства такое происходить не.

И все довольны, — даже не представляю, какими возможностями нужно обладать, чтобы обозначать рамки государствам. Как и русских, оставшихся за пределами России при развале Союза.

Турки—месхетинцы, чтоб их, — незнакомец морщится, как от лимона. Даже хорошо я бы сказал. Ну да, какой купец плохо скажет о своем товаре.

От себя могу посоветовать, если имеются средства собраться в дорогу, взять золото. Если средств нет, то баксы помогут приобрести все необходимое.

Рубли не предлагаю, их у тебя хватает. Прощай квартирка — сгребаю к себе золото. Баксов и рублей у меня самого с избытком, хватит на сборы.

Там не будут упираться, — незнакомец перемалывает последнее зерно моих сомнений. Этот аргумент покруче стопки рыжья. Мой гость до последнего держал на руках козырного туза — мастер. Через 72 часа вас ждут. Без него тоже можно, но лучше с. Пулемёта жаль вот. Кой—какая цивилизация там есть уже, не на пустое место едешь, но дефицит всего, кроме продовольствия, тотальный, особенно энергии. Заначки у тебя есть, я полагаю, — правильно полагает. Ах да, тёплую одежду по минимуму, только на дорогу — ТАМ тепло, даже жарковато местами.

А вот нижнего белья и летней одежды бери с запасом и на вырост. Если любишь чай, бери по максимуму. ТАМ он не растёт почему—то. Перед переходом тебя проинструктируют и подкинут кой—чего для начала. Подкинут не бесплатно, естественно. Местные неприятности могут туда за мной дотянуться? Чем джип поджег, если не секрет? Коротко пересказываю, как все. Прижавшись спиной, оползаю по закрытой за гостем двери. Надо бы стопоря накатить, а то так и свихнуться недолго. Без пол—литра не разберёшься, — всегда считал, что Мухтар только кобелей звать могут.

Хотя ты же Мухтарка, не Мухтар. Бутылка опять возвращается на место непочатой. Двое суток это чертовски мало. С учётом того, что мне еще предстоит забрать детей из больнички, критически мало. Похоже незнакомец сильно упростит мне процедуру забора детей, но исходить следует из худших раскладов. Так что ноги в руки и за работу.

Первым делом проверим рыжье и баксы. Через полчаса не остаётся сомнений, что все по—взрослому. Выдернутые из пачки баксы вполне себе подлинные. С золотишком придётся потерпеть до утра. По дороге домой заскакиваю к Никите — закадычному товарищу по охоте.

Нужно мне от него ни много, ни мало: Никитос — человек с пониманием, лишних вопросов не задаёт. Под конец, однако, предупреждает, что внезапно уезжает в отпуск. Два плюс два — я не хуже него складываю. Что же, можно понять человека, это определённо не его война. Дома монотонно обзваниваю знакомых поставщиков — надо снять с них хоть какие—то откаты напоследок.

Те, что успею за два дня. Закончив со звонками, под пристальным взглядом Мухи пакую шмотки к переезду в иные миры. Откручиваю от стены оружейный ящик.

Не хотелось бы доводить до этого самого — пырнуть, но тут выбор по большей части будет не за. Сугубо военное изделие тяжеловатое для ходовой охоты, но дарёному коню в зубы не смотрят. Даже если у коня пара крохотных сколов на краю левой линзы. Обзору этот дефект практически не мешает. Армейский алюминиевый котелок с флягой в брезентовом чехле. Надеваю стальную сферу на голову, беру в руки ружье и смотрюсь в зеркало.

Н—да, чего—то не хватает? Смирительной рубашки не хватает. Пулелейки жаль нет, пригодилась бы, я полагаю. Потом пакую кучу инструмента: Все в старых потрёпанных корпусах, но с нулевой начинкой. Ремонтом всякого—разного инструмента тоже моя служба занималась. Под это дело я договорился, чтобы в старые корпуса вставили нулевые потроха.

Стена | ВКонтакте

После чего списал инструмент, как не подлежащий ремонту. Два пластиковых ящика со всякой мелочью, наборы ключей и отвёрток, коробки с гвоздями, шурупами и прочим крепежом. К подготовке строительства собственного дома я подходил весьма основательно.

Причем дома — это лишь малая толика, необходимая по хозяйству. Пакую все в двухместную брезентовую палатку: Ничего так тючок вышел, с трудом поднимается. Хорошо, что не выбросил коробки из—под бытовой техники.

Распихиваю в них всякий хлам смутной полезности: К часу ночи бутылка водки лишается таки девственности, и внезапно обнаруживается, что в шкафах полно вещей жены. Шубы, перчатки, зимние сапоги и туфли на шпильке мне точно без надобности. Заворачиваю все это богатство в две старых простыни. Утром отнесу соседке снизу, комплекция у нее почти как у моей супруги. Девка она неплохая, хотя и дура. В свои неполные двадцать лет успела нагулять смешного карапуза, и вместе с ним повисла на шее у матери.

Так что ей вещи лишними точно не. А вот все остальные вещи жены пакую в огромную коробку из—под телевизора. В коробку помещается едва ли треть тряпья. Налицо явный дефицит тары. А еще иголки, нитки, отрезы такни, заботливо заныканные в ожидании второго ребенка пеленки—распашонки и прочие детские вещи, из которых сын уже вырос, а выкинуть жалко.

Дефицит упаковочных материалов решаю путем снятия штор из детской, а вот куда паковать запас провизии ума не приложу. Макарон, круп, специй, консервов, соли у меня весьма солидный запас. Как не крути, придется завтра искать дополнительную тару. Ближе к утру бутылка водки показывает дно.

Утро красит красным цветом стены древнего кремля. Значит, пора гулять Муху, и вообще нас ждут великие дела. Сперва заскакиваю на работу, разгоняю по работам личный состав вверенного мне отдела.

Разгоняю всех, кроме особ облечённых особым доверием моей персоны. Особы, облечённые моим особым доверием, получают спец. В качестве бонуса нарезаю им куски пирога моих откатов. Кто же первый из вас тугодумов сообразит, что место освобождается? А мне самое время заняться презренным металлом. Борю я знаю лет пятнадцать. Из них восемь лет мы увлечённо бросали друг друга на татами. Что, надо заметить, у Бори лучше получалось, он был коренастее и тяжелее.

Потом судьба развела. После школы Борис куда—то пропал года на три. Чтобы через три года всплыть в мастерской по ремонту ювелирных изделий. Так и сидел там помаленьку. Стоящая возле дверей старушка с влажными глазами, шелестит пересчитываемыми купюрами. Деньги не светите лишний. Время не то сейчас, — бабка скользит по мне затравленным взглядом и прячет деньги в сумку. Натуральный, только вчера из Риги привезли.

Кофе я не люблю. Употребляю по необходимости, но не люблю. А после бабкиных взглядов так и совсем кофе не хочется. Вот и несут последнее. Ща получше стало, а вот в прошлом году думал свихнусь или сопьюсь от такого, — Борис разливает по чашкам сваренный кофе. Пока я отхлёбываю кофе, Боря вскрывает упаковку и укладывает по очереди монеты на весы. Потом подносит монеты к здоровенной лупе. Кстати, есть, что на продажу? По—быстрому прикидываю свои текущие финансы, — Тысяч двенадцать зелени отоварить.

Соберу монеты и погляжу, что там есть помассивней. От колец до зубных коронок один шаг. Сюда больше не приходи. Я сам приеду ближе к ночи. Хату не сменил, живёшь все там же? Выйдя от Борьки, морально настраиваюсь на битву по забору детей из больнички. Отступать мне некуда, ни Москвы, ни Фермопил у меня за спиной. Битвы, вопреки ожиданиям, не происходит. Даже обидно как то, выдали на руки чужого ребёнка, что там выдали — впихнули.

Куда катится эта страна? Хотя может, я плохо думаю о людях. Не могут они быть не в курсе, что девочка полная сирота уже пару дней. Весь город обсуждает ту аварию. Будем жить дальше с верой в людей, а то без веры совсем тоскливо. А заодно и с верой в незнакомца. Без его участия тут явно не обошлось. Дома происходит нечто затмевающее встречу на Эльбе. Муха сходит с ума, Рита клещом впивается в Муху и не отпускает минут десять.

Сына интересуется, чего такой бардак дома. Слава богу, дети не спросили где мама? Потерпите ребятки, у папы дел невпроворот. Пару лет назад количество различных неучтённых ништяков, прилипшее к моим цепким лапам, превысило разумные пределы и потребовало отдельного помещения под. Помещение было арендовано за те же ништяки. Знакомый по спорту в духе времени прихватизировал базу механизации с кучей складов и боксов и понабрал туда арендаторов.

База, однако, была расположена на отшибе и большой популярностью у комерсов пока не пользовалась. Так что пару крайних боксов я занял без напряга. В одном боксе переваливался хабар. Это чудо немецкой инженерной мысли было сменено на три десятка нестандартных плит — пустоток.

Ошиблись проектанты на 10 см, бывает. Проектному отделу от щедрот даже премию не уменьшили. Впрочем, это не косяк в объёмах конторы. Так, приятный для понимающих людей косячок. Бегало чудо немецкой инженерной мысли пусть и не быстро, но экономично, укладываясь в 17 литров солярки на сотню километров.

И пока не ломалось, потому как всю свою жизнь простояло на консервации. Резерв родной резины был оставлен для установки на переднюю ось, в виду слабости её ступичных подшипников, быстро рассыпавшихся на каляной резине советского производства.

В придачу к машине шёл движок—донор, КПП, корзина сцепления, редуктор заднего моста, дюжина свечей накала, запасной комплект распылителей.

На изредка поездить отличный автомобильчик.

  • За горизонт. [СИ] (fb2)

Не худший вариант транспортного средства для прорыва одной отдельно взятой семьи в сторону мифических ворот в иные миры. Тем более что других разумных вариантов у меня. Начинаю паковать по ящикам всякую мелочёвку со стеллажей: Финский шанцевый инструмент, пара составных алюминиевых лестниц. Цветной метал и нержавейку гружу. Запихиваю хлысты мелких черных труб и стального уголка. Если Гайцам попадусь, мне это дорого встанет, но не будем думать о грустном. Часа через полтора к боксам подгребает бригада местных грузчиков.

За двойной тариф и литр сверху, все путное с моей точки зрения перекачивает из бокса в фургон. Финальным аккордом не успевшие толком разогреться грузчики закатывают в кунг четыре полных бочки солярки. М—да, рессоры неприятно просели, а ещё дома грузиться. Впрочем, чего я хотел, один наваловский шаровой кран сотка с причиндалами почти на пару пудов тянет.

А там только таких кранов одиннадцать штук. Электрических моторов кило на триста лежит. И проводов и кабелей примерно столько.

К боксу подъезжают лица облечённые моим высочайшим доверием. Про мою нычку они в курсе. Ибо делиться надо, по законам жанра. Я и делился с ребятами. Или они со мной, тут, опять же, все сильно зависит от точки зрения.

Немного спецодежды, консервы, сухпай, чай, сахар, сгущёнка. Орелики тычут в здоровенную фанерную коробку, щедро обмотанную скотчем. Понятно, продолжим допрос, — По медицине что? Орелики застенчиво смотрят в землю. В целом не страшно, завтра подсуечусь на эту тему. Время вроде есть и варианты. Сдаю ореликам бокс с тонной цемента в мешках, двумя дюжинами рулонов рубероида, и кучей разнокалиберных труб, уголка и прочего сортимента. Объясняю, где найти хозяина боксов и как правильно с ним перетереть за светлое будущее.

Материалы на сайте

Для всего мира и особенно для генерального, я ушёл в запой. Оставляя след на дорожной пыли, сентиментально провожу пальцами по крылу, — Спасибо старина, выручил. Орелики бодро запрыгнули по тачкам и укатили в направлении конторы хозяина складов обустраивать свое светлое будущее. А мне пора к дому ехать. Теперь я тут инородное тело. Три раза уже объявиться должен, — что—то как—то ссыкотно. Но делать нечего, еду к дому. Дома все сильно лучше, чем в моих предположениях. Дети такие создания, что не могут долго грустить без текущей причины.

Смотрят с кровати японское аниме. Муха уютно утроилась между детьми и даже не вышла встречать главу семьи. Непорядок, но на первый раз прощаю псину. На кухне под столом глянь. Вот только поставлю комп в последний раз почту качать. Никита расстарался от всей души. Три сотни патронов, в основном пуля и картечь. Я так понимаю, он кого—то из нашей охотничьей бригады в помощь припахал. Разнокалиберная дробь, это уже из его личных запасов. Две дюжины латунных гильз двенадцатого калибра и древняя пулелейка особенно сильно греют душу.

Точняк всей бригадой скидывались. В рукопашную кабана брать будут не. Впрочем, с них и в рукопашную станется. Ещё одна такая же хранится у меня вместе с оружием. Придётся доставать, упустил я момент со связью. Все это радиоэлектронное богатство в конце лета вернулось с очередной грандиозной стройки в малость неисправном виде есть у меня подозрение, что кто—то ушлый до меня на него глаз положил и готовил к списанию и намертво зацепилось за мои липкие ручки.

Ремонт там и не потребовался, по сути. Так по мелочи, а списывать когда надо я и сам умею. Ручные станции били километра на три—четыре, стационарная до двадцати уверенно и до двадцати пяти если повезёт. Для нашей охотничьей бригады то, что. Ничего так, отлично сохранился тесачок, пригодится. Пока Муха озорно гремит своей миской, а мелочь вяло ковыряется ложками в тарелках с ужином, сажусь разобрать скачанную почту. Обидно, но такова жизнь. Бегло просмотрел мессаги FIDO, никому ничего не.

Перешёл на городские сплетни. Поставил жирную точку в сборах, раскидав комп и запаковав его в последнюю из оставшихся коробок. Противно тренькает телефон — кому я там понадобился, на ночь глядя? Похоже, очередные неприятности, — снимаю трубку. Кто именно не знаю, но на систему не похоже. Скорее чья—то частная инициатива. Система отправила бы на слежку что—нибудь неприметное.

На базе, где твой грузовик стоит, уже были, — плохо. Нет, у меня не осталось дел, ради которых стоит рисковать, не забранные деньги и медикаменты погоды не сделают. Утром уезжай из города. Сбрось хвост, только не как в прошлый раз, — незнакомец похоже неисправимый оптимист. Из глубокой задумчивости, в которую я впал после телефонного разговора, меня вывел влажный пятачок уткнувшегося в ладонь Мухиного носа. Диагноз сразу можно ставить. Что только с этим диагнозом делать? В войнушку играть заведомо бесперспективное занятие.

Да он отродясь больше 70 километров в час не выдавал, даже под горку. Хотя, кто сказал, что ехать можно только по асфальту? В наглую подогнав грузовик к дому, за полчаса распихиваю по нему приготовленные шмотки. Лицедеи хреновы, актеры индийского кинематографа и те убедительней играют. Через час после возвращения грузовика на стоянку спускаюсь на первый этаж и аккуратно перекусываю провод перед выключателем освещения. Соседям придётся потерпеть минимум до завтра, а мне свет категорически не нужен.

Еще минут через двадцать в дверь звонит Боря. Ну—с, посмотрим, что он приволок. Чуть ебальник не разбил. Тебе—то без разницы, синяк туда, синяк сюда, а мне это ни к чему, — Боря тормознул в прихожей, разглядывая в зеркало потери, понесённые его экстерьером. Зацени, — Борис раскладывает на стол три толстенных цепи, восемь гаек и несколько золотых монет. К каждой цацке аккуратно примотана бумажка. В Круглого стреляли, менты и братва город на уши ставят, — вот ведь не вовремя—то как, не наш день, не.

Две картечины у Круглого в жопе застряли, так что жить. Меня уже пасли в это время. А значит, по бандитской линии пока гадостей ждать не приходится.

Но всё равно, такой движняк это нездорово. Перед сном обязательно нужно помыться и мелких помыть. И Муху, пожалуй. До скрипа помыть, когда представится следующая возможность одному богу известно. Будильник поднимает меня в полпятого. Обычно я соня, а тут вскочил как огурец, это от нервов.

Не включая света, стряпаю нехитрый завтрак. Привожу себя в порядок, в санузле можно свет включить, там окон. Помогаю им собраться, с загипсованными руками одевание даётся им непросто. В темноте рубаем завтрак. Мелочь похоже прониклась моментом и наворачивает за обе щеки, это есть гут.

Муха не отстает от мелких, все продукты нужно доесть. Вымыв посуду соблюдем ритуалзаливаю кофе в термос. Бутербродов я еще с вечера нарезал. Так что все — готов. Хотя нет, есть еще момент. Перекрываю краны воды и газа, отключаю свет. Тем паче она у нас длинная и по—любому в один конец. Это плохо, но не критично.

Есть у меня задумка на этот случай. И дождик накрапывает несильный, что совсем уж в тему. Свет в подъезде я намертво отрубил ещё вечером, возможно, поэтому наш выход из дома прошёл незамеченным. А может, кемарнули ребятки, не в армии чай, можно расслабиться.

Картина маслом — мужик с собакой и двое малышей в гипсе в пять утра играют в разведчиков. Что поделать, жить захочешь, ещё не так раскорячишься. Заложив изрядный крюк по пересеченной местности, подхожу к автостоянке с тыльной стороны. Вокруг грязно, нагажено и зассано, но выбирать не приходится.

С этой стороны в заборе есть дырка, через которую мы, никем не замеченные, проникаем на стоянку. По одному сажаю мелких в машину. За сиденьями оборудован спальник не хуже камазовского и даже есть шторки от лишних глаз.

Вот там и поедет мое семейство. По очереди снимаю пакеты с обуви мелких, лишняя грязь в машине ни к чему. Без команды не выглядывать, — все равно ведь будут выглядывать, но с этим уже ничего не поделать — дети. Закончив с детьми, кое—как оттираю Мухе лапы. Сойдёт для сельской местности. Подхватив собаку под лапы, гружу псину в кабину. Пресекаю на корню Мухину попытку взгромоздиться на пассажирское сиденье.

Ну, такова твоя собачья доля, привыкай. Сдираю с берцев изгвазданные пакеты и прячу обрез под сиденье. Прежде чем завестись, обхожу машину по кругу. Не знаю, привычка сработала или интуиция не подвела.

Походил, посмотрел, глянул на себя в зеркало — крут, хули тут говорить. Дочь посидела у меня на коленях, чмокнул её, понюхал макушку, порядок. Иди погуляй, взрослым поговорить.

Марина отделом на почте командует, недавно купила себе подержанное ведро с болтами. Какой-никакой, а показатель достатка в этих ебенях. Сама за рулём, молодец в общем. Дрищ тоже права имеет, но водить не любит. В его далеком прошлом имела место быть авария, во время которой он чуть не сбил человека, въехал в стену и от удара двигатель влетел в салон. Тогда каким-то чудом никто особо не пострадал.

Но с тех пор за руль —. Ну я же говорю - дрищ. Пашет грузарём на макаронной фабрике. Знаешь, дорогой мой дружок. Я тоже много чего не люблю. Питер вот, например, не люблю. У меня с ним плохие ассоциации, я там стихи начал писать. Черна покровом рябь Невы, над Арсенальной тишь и темень. Громадой бьет из темноты тысячеглазый красный демон. Из тусклых с желтизной глазниц безмолвный в небо крик проклятий. И дышит смрадом нор-темниц паук с клеймом из двух распятий.

Хуевый из меня поэт, я знаю. Знаешь, что они сиськи показывают? Кричат например — Вася! И внутри все опускается по самые пятки, и дышать сразу кажется нечем. Хотя там и так дышать нечем. Не то, что зимой в степи на ветру, когда от свежего воздуха не знаешь куда деться, и на ебальнике лыжная маска, а на руках две пары рукавиц. Или весенняя мошка, заедающая насмерть цыплят, индюшат и даже птенцов степных орлов.

Мухи, откладывающие личинок в причинном месте у овцы. Овцу нужно поймать и этих личинок оттуда пинцетом вытащить, залив потом выеденную червями рану отработкой машинного масла. Ходишь с отарой по степи, как по огромной многокилометровой камере, из угла в угол. День, неделю, месяц, год, второй, третий.

И некуда тебе податься. Живешь в землянке, а хозяева прячут тебя в подкопе под кошарой когда приезжает с плановой проверкой участковый. Воешь от тоски, сам себе рассказываешь анекдоты и смеёшься. Ты ебал когда-нибудь забор, друг мой?

Давай еще по одной, за то, чтобы с тобой никогда такого не случалось. Обидишь мою дочь — пришибу! Иногда по утрам не хочется жить, особенно когда, с трудом вспоминая то, что было вечером, смотришь на разбитые костяшки на кулаках.

И на хрена ты мне сдался вчера, дрищ? Да будь ты проклят. Я уже фактически интеллигентный человек. Даже литераторствую в сети. Может, книжку издам, толстую, как большая советская энциклопедия, куплю себе фетровую шляпу, белый шарф и трость. Возьму в кредит дорогой телефон. А когда умру, горожане поставят мне бюст из бронзы за общественный счет, а сам мэр произнесет речь. В большом двухэтажном супермаркете, где пять круглосуточных постов, пять таких же подменных, три дневных патрулирующих, один на приемке автотранспорта и один на служебном входе.

С ними не соскучишься.